«Юккеры» (Jucker) и «Цоккеры» (Zocker)

Мой первый заслуживающий внимания опыт предзимней ловли на
карьерах был связан с несколько необычной приманкой. Есть класс блесен,
который в США называют «алмазными джигами» (diamond jigs). Это прямые
аналоги пилькеров — блесен для глубоководной морской рыбалки, только
они во много раз легче и предназначены в основном для ловли во внутренних
водоемах. В Европе у таких приманок нет общего наименования,
некоторые из них называют «Юккерами» (Jucker) и «Цоккерами» (Zocker).
К «Юккеру» я пришел, во-первых, благодаря немецкой рыболовной
книжке, где приманка и методы ловли на нее были описаны, во-вторых — однажды попал на такой клев окуня, который позволил прочувствовать
истинные возможности этой приманки.
Дело было на ноябрьские праздники на
Белопесоцком затоне. В том году на зимовку
в затоне была оставлена баржа, кормой
она касалась берега, а носовая часть вдавалась
в водоем. Я обратил внимание, что на
носу судна скучковались до десятка рыболовов.
Оказалось, что они блеснят окуня в
отвес— все по технике точно также, как со
льда, только ловля привязана к точке.
Судя по тому, как клевал окунь (ежеминутно
кто-нибудь на барже вытаскивал
одного, а то и несколько человек вытаскивали двух-трех окуней одновременно),
рыбы было много, она была активна, и не стояла на месте. Первым
позывом было желание забраться на баржу, но такое уж очень смахивало
бы на знакомое всем рыболовам-зимникам «обуривание», когда один рыбу
находит, а остальные пользуются плодами чужого труда. Наверняка, из тех,
кто уже стоял на барже, большинство были теми самыми «обуривателями».
Что-то меня удержало от увеличения их числа.
Спиннингом я легко доставал с берега глубины, на которых ловился
окунь, но на те приманки, что я перепробовал, поклевок не было. Еще раз
скажу, что происходило все в «доджиговый» период — несколькими годами
позже мне бы уже не пришлось терзаться вопросом выбора.
Но тут я нашел в кармане рюкзака завалявшуюся коробочку с зимними
блеснами и решил проверить пришедшую в этот момент в голову идею.
Привязав одну из самодельных отвесных блесен, которая имела брусковатую
форму (как у известного многим «Гвоздика») и потому далеко летела, я
попытался изобразить что-то похожее на ступенчатую проводку.
Я абсолютно не был уверен в результате, а потому едва ли меня хватило
бы более чем на полдюжины забросов, но на той проводке, что, по моему
настрою, должна была стать последней, на блесне вдруг повис окунь! Следующего
я поймал минут через десять, потом — еще двух подряд. Вывод
был очевиден: так ловить можно, и это главное.
Но были и негативные моменты. Ни один из окуней не попался с поклевкой
— все просто «приклеивались». Заброса хватало на пределе —
если рыба не брала на первых метрах проводки, дальнейшее уже не имело
смысла — леску можно было просто выматывать. По нашим нынешним
представлениям, иного и быть не могло: монофильная леска диаметром
0,27 мм очень плохо сочетается с джиговой, по своей сути, приманкой весом
не более 7—8 г.
Не помню точно, в тот же день или в следующий, я произвел две замены:
вместо зимней блесны поставил «Юккер» (он, по стечению обстоятельств,
оказался в той же коробочке), а вместо «щучьей» лески 0,27 поставил
«окуневую» 0,2 мм. Обе замены явно пошли на пользу.
Еще через день я нашел пару точек с интересным рельефом, где окунь
собирался в больших количествах, и «наколбасил» его с полсотни «хвостов
». До ледостава я успел появиться на затоне еще дважды, и оба раза ловил
на «Юккер» по полтора-два десятка окуней.
А вот спустя год, когда я был уверен в успехе, произошел откровенный
«облом»: три ноябрьские рыбалки на Белопесоцком затоне принесли мне соответственно
двух окуней, трех и ни одного.. . Тогда я не мог дать объяснения
столь катастрофичным результатам, хотя достаточно было обратить внимание
на воду — она всю осень была высокой, и окунь в затон просто не зашел.
Я с переменным успехом ловил на «Юккер» еще несколько сезонов и
даже написал о том статью, которая, так получилось, вышла в журнале
только лет через пять, когда понятие об оптимальной для такой ловли приманке
претерпело очень существенные изменения.
Сейчас не будет большим откровением, если мы назовем «резину» и поролон
не только основными, но и достаточными разновидностями приманок
для успешной ловли на карьерах. Если выделить какие-то особенности,
отличающие карьерный набор джигов от аналогичного набора для ловли на
большой реке, то таковыми могут быть названы больший разброс в весах
головок и более частое применение спаренных приманок.
На реке мы тоже привыкли работать весом джиговых головок, увеличивая
его или уменьшая в зависимости от условий ловли. Одно из этих условий, те-
чение, актуально для реки и лишено актуальности на карьере, поэтому, казалось
бы, рабочий диапазон весов на реке должен быть значительно более широким.
Так оно, похоже, и есть, если рассматривать ловлю за весь сезон
открытой воды. В предзимье на реке в 90 % случаев удается ограничиться головками
интервала 20—28 г, тогда как на карьерах верхняя граница весов находится
примерно на том же уровне, а по нижней приходится иногда «падать»
до 7—8 г, причем такое облегчение головки мотивировано условиями ловли и
активностью рыбы и позитивно сказывается на количестве поклевок. И унцовая
головка, и вчетверо более легкая могут понадобиться на одной рыбалке —
у меня так было не раз. Например, часть времени мы посвящаем ловле судака
на 12-метровой яме, а потом на гряде ловим окуней. Так что если карьер «мокрого
» типа, и перепады глубин на нем очень значительные, то прежде чем отправляться
на рыбалку, позаботьтесь о том, чтобы при вас были в достаточном
количестве головки в максимально широком диапазоне весов.
«Достаточное количество» подразумевает, что придется считаться с зацепами.
Песчаные карьеры это, конечно, не водохранилища, где глубинная
ловля в большинстве случаев привязана к коряжнику, который образуется
после заполнения водоема на месте растущих вдоль русел речек и ручьев
кустов и деревьев. Тем не менее, на дно карьеров при их разработке попадает
изрядное количество всяческих палок и веток. Я видел, как это происходит:
земснаряд выбирает песок из-под основания берега, а все, что сверху
(включая ивняк и целые деревья), в конце концов обрушивается или просто
съезжает в воду. В результате местами дно карьера завалено «дровами». Таких
мест немало на «Цимлянке», а на Ланыиинском карьере сильно закоряженные
участки занимают до четверти его площади. Сюда следует добавить
металлические тросы, плиты, арматуру и прочий мусор, остающийся
на дне после бурной деятельности подрядных организаций.

Добавить комментарий

Adblock detector