Ловля щуки на озере

На первое озеро я обычно заезжал попутно — по дороге с Оки. Яма размером
сто пятьдесят на семьдесят метров «пробивается» джигом в течение
получаса, при отсутствии поклевок можно спокойно разворачиваться и
ехать дальше. Первое время я пытался экспериментировать: и в те дни, когда
были поклевки на яме, и когда их не было, я уделял некоторое время ловле
в других местах, где глубина была поменьше. Результат вне ямы был всегда
неизменным — полный ноль. Это говорит о том, что щука перед
ледоставом концентрировалась в яме, но в одни дни она была активна и клевала,
в другие — никак не реагировала на приманку. Большинство «клевых
» дней, кстати, приходилось на «хорошую» лунную фазу…
На «пробивку» второго озера получаса было мало. При ловле с берега
приманка пересекала под крутым углом ложбину, и в этот момент случались
почти все поклевки. Чтобы обловить ложбину полностью, надо было
методично, через каждые несколько метров забрасывать джиг и проводить
его по месту возможной стоянки щуки. Длина озера была без малого километр,
соответственно и руслоподобная ложбина имела почти такую же протяженность.
Если бы я располагал лодкой, оперативность облова была бы в
несколько раз выше — надо было встать над «руслом», сделать по паре забросов
вдоль него в ту и другую сторону, а после того — смещаться минимум
на полсотни метров в сторону.
На обоих этих озерах лучшей приманкой однозначно был джиг. Головка весом
12—14 г, классическая «ступенька» — это оптимальный вариант для ловли
на глубоких «жабовниках», в отличие от «жабовников» мелководных, где, как
мы знаем, вплоть до ледостава исправно работают неджиговые приманки.
Последнее из тех трех озер тоже относилось к числу глубоких — характерные
глубины составляли три—три с половиной метра, но ловили на нем
почти исключительно на «колебалки». Было это, правда, в «доджиговый»
период (в середине семидесятых), когда колеблющаяся блесны считалась
безусловно лучшей позднеосенней приманкой. Думаю, что с нашим современным
подходом мы гораздо успешнее ловили бы на том озере на джиг. И
в пользу этого свидетельствует одна очень необычная рыбалка.
Дело было, если я правильно помню, восьмого ноября. В течение нескольких
дней стояла ровная погода с температурой от минус двух до плюс одного.
Вода в озере охладилась и вот-вот готова была замерзнуть.
В тот самый день на этом небольшом озере по стечению обстоятельств
оказалось порядка десяти спиннингистов — гораздо больше, чем обычно.
Одни ловили с резиновых лодок, другие, в том числе и я, с берега.
С утра было тихо и солнечно, но ни у кого не клевало. Часов после
одиннадцати небо заволокли плотные облака, и крупными хлопьями повалил
снег. Попадая в ледяную воду, снежинки не таяли. Через час поверхность
озера представляла собой кашу из воды и снега.
Блесна с трудом проваливалась вниз, леска же, кроме нескольких последних
метров, оставалась лежать на поверхности. С началом подмотки
блесна шла круто вверх, быстро достигала поверхностного слоя, и подмотку
приходилось останавливать. Блесна опять тонула, леска прорезала
два—три метра снежной каши. Далее все повторялось.
Такая проводка была, разумеется, мерой вынужденной — ничего другого
просто не оставалось. Но результат оказался просто невероятным —
после полного бесклевья щука словно взбесилась. У всех начались «злые»
поклевки, все поймали — кто пару «хвостов», кто с десяток. Щука брала
«колебалку» строго во время ее погружения, как то бывает при ловле на
джиг. Да и сама проводка, по сути своей, была ступенчатой.
Возможно, правда, что рыба резко активизировалась, реагируя тем самым
на перемену погоды, но я все же склонен полагать, что метод подачи
приманки имел далеко не последнее значение. Проверить так оно или нет,
весьма непросто — для чистоты эксперимента надо воспроизвести те очень
необычные условия — со слоем нетаюшего снега на поверхности воды…

Добавить комментарий

Adblock detector